12:45 

Путешествие по Российской Империи. Дневники Франсиско де Миранды (1750-1816)

Себастьян Франсиско де Миранда и Родригес родился 28 марта 1750 г. в Каракасе — столице Венесуэлы, испанской колонии на карибском побережье Южной Америки, в семье состоятельного коммерсанта — уроженца Канарских островов — и местной креолки. Окончив школу и университет в родном городе, юноша в 1771 г. выехал в Испанию, где поступил на военную службу. В качестве волонтера он принял непосредственное участие в войне за независимость мятежных британских колоний в Северной Америке. Впоследствии отважный креол стал генералом Великой французской революции, чье имя высечено на стене Триумфальной арки в Париже.

Francisco de Miranda by Tovar y Tovar


Отказавшись от ожидавшей его блестящей карьеры, де Миранда еще в молодости решил посвятить свою жизнь благородной задаче освобождения заокеанских владений Испании от колониального ига. Поскольку в течение долгих лет его деятельность была целиком подчинена достижению намеченной цели, уделом этого человека стала беспокойная и опасная участь враждебного испанской монархии вечного бунтаря и конспиратора. Он внес решающий вклад в создание Первой Венесуэльской республики (1811— 1812 гг.), а в критический для нее момент возглавил вооруженное сопротивление испанским роялистам в звании генералиссимуса.
В мае-июле 1812 года испанцы возвращают контроль над большей частью Венесуэлы. 31 июля Миранда был арестован и передан испанским властям и заключен в тюрьму Ла-Гуайре. 14 июля 1816 года он умирает в тюрьме.
Francisco miranda in Cadiz by Arturo Michelena


Всю свою жизнь Миранда вел дневник.
Эти записи составили более 15 000 страниц и были переплетены в несколько десятков томов. Незадолго до капитуляции возглавляемой им республиканской армии (июль 1812 г.) Миранда приказал переправить архив на принадлежавший англичанам остров Кюрасао, чтобы затем переправить его в Англию. Дневники были затеряны на многие годы и обнаружены только в начале прошлого века.

Россию он посещал в 1786-1787 годах.

***

11 октября 1786.
Миранда ждет окончания карантина в Херсонском порту
Крайне увлечен чтением «Порнографа, или Мыслей по поводу регулирований проституции» г-на Ретифа де ла Бретонна. Боже мой, какие познания по сему предмету, касающиеся древности и современности! А различные содержащиеся там наблюдения чрезвычайно любопытны и интересны. «Мимограф, или Протестантский театр», «Гинеграфы, или Женщины-протестантки» того же автора, несомненно, занятные книги.
надо будет поискать...

***

Трое греков, только что прибывших в карантин, подкупили сержанта караула и провели три дня в Херсоне, о чем комендант поста понятия не имел. Но в конце концов это стало известно, их схватили и водворили обратно в карантинный барак. Сержанта разжаловали в рядовые, а солдат прогнали сквозь строй. Теперь на основе опыта я еще больше убежден в бессмысленности устройства карантинов по методу, применяемому в настоящее время во всей Европе.

***

интернациональный состав какой... это тоже Херсон
Обедал у Розаровича, где пробыл до вечера, а потом, вместе с его женой, отправились к князю Вяземскому (который, как и остальные, немедленно нанес мне ответный визит), проявившему исключительную предупредительность и рассказавшему о своих путешествиях по Испании. Княгиня — сестра О'Рейли, капитана полка «Иберния» и племянника прославленного О'Рейли. У нее очень приветливый характер и чрезвычайно приятная внешность. Были там также князь Долгоруков и княгиня, его жена (она еврейка по происхождению, и чтобы выйти замуж, ей пришлось креститься, благодаря чему, да еще приданому в 50 тысяч рублей, она стала вполне хороша для этого). Мы поужинали, и в полночь я отправился домой.

Встретил княгиню Джику — вдову князя Валахии и Молдавии, отравленного в Константинополе, откуда она уехала в Петербург. Императрица назначила ей пенсию в размере 2000 рублей, на которые княгиня намеревалась жить в этой стране. Одна ее дочь — как говорят, красавица — вышла замуж в Петербурге за маркиза Маруччи (венецианского грека из Эпира), а при ней остались две других дочери, два сына и три племянницы.

***

К обеду у нас был российский майор, чьи заносчивость и легкомыслие вскоре позволили мне определить, что он француз (г-н де Клодель, из полка Цицианова)...

***

Затем двинулись к дому, приготовленному для приема фельдмаршала и первого министра князя Потемкина, которого здесь ждут с часу на час. Его [дома] внешний вид оставляет желать лучшего, ибо сей господин [Потемкин] имеет обыкновение не платить работающим на него мастеровым, а потому все они стараются его избегать.

***

Жена коменданта г-жа Соколова изъясняется односложно и выделяется своей тучностью. А ей, как говорят, всего 26 лет. Князь Вяземский, в присутствии дам, рекомендовал мне поухаживать за ней и наставить изрядные рога ее мужу. Все засмеялись, а меня подобный совет покоробил.

***

Походные повозки, артиллерийский парк и прочее — все в наилучшем виде, равно как и лошади, составляющие полковое имущество. Каждая рота размещается в бараке, где у нас едва ли втиснулось бы 40 человек. Посредине находится плита с духовкой для выпечки хлеба, каковая одновременно служит печью, чтобы обогревать помещение. Нет стойки для хранения оружия и вообще ничего подобного. Тем не менее приятно видеть, в какой опрятности содержатся ружья, снаряжение и обмундирование. Последнее выдается лишь раз в два года.

Полк состоит из двух батальонов и имеет четыре бронзовых орудия трехдюймового калибра (полк Корсакова — 12-дюймовые) типа короткоствольных мортир. Батальону положены два знамени, которые вместе с войсковой казной должны всегда находиться в доме командира полка.

Жалованье самое мизерное, а потому солдат редко ест что-либо, кроме хлеба с солью. Я попросил дать попробовать эту еду, и черный хлеб показался мне чрезвычайно кислым (впрочем, говорят, он не вреден). И немного совсем сырой капусты, чуть приправленной уксусом. Несмотря на этот скудный рацион, люди выглядят здоровыми и крепкими. Когда солдат трудится на общественных работах, он получает дополнительно пять копеек (рубль равен ста копейкам). Как только наступает его очередь нести службу, он берется за оружие, а вместо него работает другой. Таким образом он поочередно то становится под ружье, то орудует мотыгой.

Многие женаты, и такие сооружают себе хижину (наподобие пещеры), где ютятся с семьей, словно крысы. Где-то там есть люди, которые трудятся в кузницах, столярных мастерских и т.д. Офицеры каждой роты живут вместе в разделенном перегородками бараке, расположенном напротив солдатской казармы. Все эти строения либо глинобитные, либо саманные, либо дерновые. Крыша у них соломенная, а ее каркас сделан из прочного дерева. Православные не могли обойтись без церкви, и в ней столько святых обоего пола, что у каждого человека есть свой собственный, чье изображение хранится в ротном ковчеге.

***

3 декабря. Обедал у князя в многочисленной компании дам и высокопоставленных офицеров, а после чая, отказавшись от игры в карты и лото, нанес визит г-же Розарович.

Там я провел время в беседе с неким Макьюзи — итальянцем, возглавлявшим итальянскую колонию в этой стране. Но на сегодня из 1300 человек едва осталось 250, а их руководителя чуть было не повесили... Прочих поселенцев — греков, немцев и т.д. — постигла, с незначительной разницей, та же участь, так что в Крыму живут теперь лишь около 300 греческих семей, а в Херсоне — 6. Из 400 тысяч татар, населявших, как говорят, Крым прежде, сохранилось всего 30 тысяч, остальных же обратили в бегство не только религиозный фанатизм, но главным образом дурное обращение с ними российских офицеров и случаи насилия над женщинами, которые для мусульманина суть самое святое.

Утверждают также, будто русские опустошили страну [Крым], вырубая даже фруктовые деревья и снося дома и мечети, чтобы обеспечить себя дровами. Некий адмирал-шотландец, по имени Макензи, для обжига известняка якобы использовал в качестве топлива вырубленные плодовые деревья.

Мой надоедливый компаньон г-н Ру напевал непристойные песенки дочерям Розаровича, девицам 14 и 15 лет, не считаясь с их невинностью и ставя под угрозу добрую репутацию. Будь проклята чертова французская натура и черт бы побрал того, кто свел меня с невоспитанным и несдержанным человеком.

***

Возвращая Ру его подлую записку, я приложил к ней ответ, проникнутый презрением.

***

Не было у них тогда правил секретности что ли?
На обратном пути зашли к полковнику Корсакову, который был у себя в кабинете, и он дал мне свои заметки, относящиеся к Крыму и Кременчугу. Затем... он познакомил меня с планом крепости, где я обнаружил некоторые существенные отклонения от принципов и заповедей г-на де Вобана. Главное из них касается оборонительных линий, которые Корсаков делает гораздо короче и в пределах практической досягаемости ружейного огня, ибо сие оружие противник никогда не может вывести из строя, и оно тем эффективнее, чем ближе размещено. Куртина[xxxiv], правда, получается более короткой, но что за беда!

Равным образом размеры бастионов превосходят предусматривавшиеся упомянутыми правилами, а крепостные рвы лучше приспособлены к обороне силами имеющихся войск, дабы враг не мог образовать фронт большей протяженностью, нежели противостоящий ему; да притом преимуществом являлась и возможность защищать фланги, куртины и т.д. Все это свидетельствует о таланте исполнителя, который действительно производит впечатление человека основательного. Он показал мне также план города, на мой взгляд, весьма хорошо изготовленный.

***

У жены Румянцева (Речь идет о генерал-фельдмаршале П.А. Румянцеве-Задунайском) есть шкатулка, где хранятся портреты ее отца, брата и мужа, все трое — фельдмаршалы.

***

У нас к обеду был генерал-аншеф Суворов, прибывший два дня назад в составе свиты князя Потемкина. Присутствовали Текели, Штакельберг и высокопоставленные офицеры гарнизона. Суворов наговорил мне кучу комплиментов и произвел впечатление человека крайне назойливого. Говорят, однако, что он храбр и исполнен чувства воинского долга.

***

Завтракали в доме управляющего солеварней г-на Свербеева. Он показал нам различные образцы соли, в том числе один светло-малинового цвета, с характерным запахом этой ягоды. Очень оригинально! Зачем???

***

Утром я свел знакомство с муфтием по имени... который, когда князь Потемкин в 1783 году овладел Крымом, сделал ему комплимент, сказав, что «будет вспоминать этот день, как женщина помнит того, кто лишил ее невинности».

@темы: История России, Франсиско де Миранда, история

URL
Комментарии
2010-07-24 в 14:40 

foxtrott
Вуайеристом он был не по склонностям, а по служебной необходимости.(с)
Он показал нам различные образцы соли, в том числе один светло-малинового цвета, с характерным запахом этой ягоды. Очень оригинально! Зачем???
тогда были популярны нюхательные соли для дам. ))) *теперь - с малиновым вкусом!!* :-D

2010-07-24 в 14:46 

О нюхательных солях я не подумала :) Но всё равно забавно)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Норка флыфястой юрыстки

главная