Карл Генрих Нассау-Зиген (1745—1808) — немецкий принц, сделавший военную карьеру во Франции. В Испании удостоился генеральского звания и титула гранда. С осени 1786 г. состоял в свите Г.А. Потемкина., после разрыва с Турцией был принят на флот в чине контр-адмирала.



Назначенный начальником Днепровской гребной флотилии, 17-18 июня 1788 он разбил турецкий флот под Очаковым и 1 июля уничтожил его остатки, укрывшиеся под защиту крепости. За проявленные военную доблесть и мужество Нассау-Зиген был награждён чином вице-адмирала и 24 июля 1788 года — орденом св. Георгия 2-го кл.

Затем Нассау-Зиген был назначен начальником гребного флота в Финском заливе и здесь отличился в боевых делах со шведами 4 августа 1789 в 1-м сражении при Роченсальме, за которое он получил Орден Андрея Первозванного, и 21 июня 1790 — в Биорке-Зундском проливе, из которого он выбил шведскую гребную флотилию.

Но вслед за этим Нассау-Зиген опоздал к Выборгскому сражению 22 июня и потерпел жестокое поражение во 2-м Роченсальмском бою 28 июня, причиной печального результата которого даже он сам считал свои ошибки — излишние самоуверенность и легкомыслие.

Потрясенный неудачей, он отослал императрице все пожалованные ему ордена и отличия. «Одна неудача, — ответила ему Екатерина, — не может истребить из моей памяти, что вы 7 раз были победителем моих врагов на юге и на севере».

По заключении мира со Швецией императрица наградила его чином адмирала, золотой шпагой с алмазами и серебряным сервизом. Но воспоминание о Роченсальмском поражении нарушило душевное равновесие Нассау-Зигена, в мае 1792 г он уехал в продолжительный заграничный отпуск и в 1794 г., после неоднократных просьб, был окончательно уволен от службы во флоте (с полным содержанием).

После этого он поселился на юге России в своем имении Тынне, близ Немирова, усердно занялся сельским хозяйством, устраивал свои имения в Крыму, Польше и Белоруссии. Похоронен он в Тынне.

А вот что пишет о нем Миранда:
После трапезы толковали втроем [Потемкин, Миранда и Нассау] о "Путешествиях Фигаро по Испании", и князь упомянул о том, какими неточностями неизменно грешат французы, когда пишут о других народах, приведя в качестве примера «Поездку аббата Шаппа в Россию». С сего предмета разговор перешел на Испанию, причем Нассау высказал мнение, будто испанские дамы все поголовно заражены сифилисом и якобы по натуре своей весьма склонны заниматься проституцией: что когда он оказался в обществе герцогини Альба, один испанец тотчас же предостерег его, чтобы был осторожен, так как она больна. Я обратил его внимание на невероятность того, чтобы такого рода сведения соответствовали истине; ведь даже Лайда [древнегреческая гетера] и ей подобные, хотя и являлись представительницами сей профессии, вели себя куда более осмотрительно. Но он упорствовал в своем утверждении, и я поставил точку, заметив, что когда заходит речь о таких вещах, всегда допускается много преувеличений и измышлений. На это он вполне серьезно ответил, будто о преувеличениях говорить не приходится, другое же слово не является французским. Тогда я возразил, что если оно не французское, пусть будет испанским, и повторил то же самое по-испански; но он счел сие неуместным.

Я немного помолчал, он же продолжал разговор, пытаясь доказать, будто испанцы — самый скверный из известных ему народов: обходятся без постельных принадлежностей, у них всегда полно вшей и т.д. Я ответил, что он глубоко заблуждается, а французы (поскольку он ссылается на графа д'Артуа и других, побывавших в Испании) — далеко не лучшие судьи, способные дать оценку этой или какой-либо иной нации, ибо не знают языка, а их вечная предвзятость слишком хорошо известна; и на том закончил.

@темы: история, Франсиско де Миранда, Карл Генрих Нассау-Зиген, История России, личности