М. Осоргин об эмигрантской литературе, 1931 год:
"Разве возможна „критика” в малой семье? Петя хвалит Сашу, Ваня хвалит Машу, а Володя рассердился на Жоржа и забранился я прочитала "забанился" и подумала, что это странно. И все понимают: значит, чего-нибудь не поделили. О некоторых (о „стариках”) вообще не полагается писать неодобрительно; нельзя, например, представить себе, чтобы в „Современных записках” или в „Последних новостях” неодобрительно выразились о Бунине, и не потому, что он вообще хороший писатель, или что он сотрудник, а просто - непатриотично. О Куприне можно, он из-за этого скандалить не станет, - но как-то нет повода. Зайцев - слишком уж хороший человек, нельзя его обижать. Алданов - любимец публики и очень чувствителен; да и попадешься с ним - документами опровергнет. Сомневаться в них, „критиковать” их произведения как-то неудобно; а потому и из похвал им ничего не получается: только сахар, и даже не виноградный, а тростниковый, безо всякого аромата".

Что-то мне это всё напоминает :gigi: Интересно, а грозные обличители, которые против авторитетов и "да какой там стиль у Барона, сплошная чернуха", у них были? :gigi:

@темы: гыгыдла