Я люблю Гауди, люблю эти плавные и многодетальные здания, даже фотографии которых можно рассматривать часами, и мечтаю побывать в Барселоне. Мне всегда казалось, что они настолько... неземные что ли, будто космические корабли (кстати, абхазские остановки общественного транспорта - все эти омары, ракушки, осьминоги, выложенные мозаикой, его творчество мне очень напоминают), но тут наткнулась на книжку про него, а там были упомянуты некоторые его предшественники/современники, которые теперь у меня такое же чувство внеземнутости вызывают. Об одном из них сегодня расскажу.




Солери родился в Италии в 1919, получил степень магистра в политехническом университете Турина. Сразу после войны он уехал в Америку, учился у Фрэнка Ллойда Райта, в 1951 году натурализовался в США, где и живет с тех пор. Он делал проекты пятьдесят лет, и кажется, что всегда – от первого проекта особняка в Аризоне до гигантского утопического города Меза – один и тот же. Архитектура его произрастает из двух источников.
С одной стороны, он архитектор-урбанист, то есть его интересует не отдельное здание, а город. В 60-е сразу несколько групп модернистов пришли к выводу, что нужно проектировать не дома, а города,– группа "Аркигрэм" в Англии, группа "метаболистов" в Японии, группа НЭР в России – Солери из той же волны. Идея, вдохновлявшая волну,– динамический город, город, который живет как живой организм, отбрасывая ненужные клетки и выращивая новые. Здание, с точки зрения этих архитекторов,– не произведение искусства, должное простоять веками, но материальное образование, быстро стремящееся к тому, чтобы стать ненужным мусором, задача проектирования – сделать процесс мусороудаления (сноса) максимально рациональным.
С другой стороны – он архитектор-органицист. Солери считал неправильным, что архитектура развивается как-то непохоже на природу, что есть стойки и балки, прямые стены и потолки. Он пытался придумать архитектуру, которая будет расти как живой организм, и в результате пришел к идее железобетона, ведущего себя как хитин у насекомых. Этот железобетон растет оболочками и трубками, иногда образует складки жесткости, чтобы не ломаться, и не знает никакой автономности отдельного здания, один дом перерастает в другой. Отчасти походит на пчелиные соты, но более структурированно: есть центр, периферия, уровни, слои. Город растет как некий хитиновый организм, гипертаракан или омар.
Вместе эти две идеи называются "аркология" (архитектура и экология в одном флаконе), и о ней он написал шесть книг и кучу статей. К тому же в пустынях Аризоны живет и развивается Аркозанти - экспериментальный город на 5 000 человек, строительство которого началось в 1970 и идет до сих пор. Если исходить из концепций арологии, вряд ли это строительство когда-нибудь закончится. Фотографии Аркозанти, кроме официального сайта (который у меня почему-то очень тяжело грузится), можно посмотреть тут.
В одном месте я прочитала, что он умер, но английская вики и сайт аркозанти пишут, что он жив. Верю в последнее.
www.cosanti.com/ - сайт с его колокольчиками. Есть очень милые :)













@темы: места, архитектура, прикладное искусство